Не поводя бровями, или Как возглавить бьюти-сектор в России

0 90
Не поводя бровями, или Как возглавить бьюти-сектор в России

Ирина Левчук и Наталья Красноперова

Долгое время российские женщины имели лишь приблизительное представление о том, что делать со своими бровями. Ирина Левчук и Наталья Красноперова совершили переворот в их сознании и во всей бьюти-индустрии, создав Академию дизайна взгляда Lash&Brow. Сейчас это крупнейший учебный центр по микроблейдингу, дизайну бровей и моделированию ресниц с 15 действующими представительствами в России, Америке, странах СНГ и ближнего зарубежья. Компания производит собственные продукты для бьюти-сектора и предлагает 29 обучающих курсов для новичков и профессионалов. 

Об истории с самого начала

Ирина: Первоначально идея родилась внутри нас. Лет 11 назад мы впервые провели наращивание ресниц. Нелепое, не очень качественное, оно стало тем, что дало нам толчок, и мы сказали себе: да, это тема! И стали думать, как это первое наращивание превратить в удобный сервис, как можно сделать его более качественно и что из этого получилось бы. Ведь так важно для женщины иметь красивый взгляд!

Потихоньку мы стали изучать этот вопрос и учиться сами, чтобы понять, как это устроено.

Так возникла первая идея: открыть сеть экспресс-салонов по наращиванию ресниц, для того чтобы девушки могли делать это быстро и качественно. Чтобы достичь общего показателя качества и прийти к единому стандарту, мы решили исследовать тему настолько, чтобы иметь возможность подучить наших сотрудников, проконтролировать их, чтобы лучше понять клиента и мастера. Когда мы стали углубляться в тему, поняли, что, какими бы ни были роскошными ресницы, взгляд остается недостаточно выразительным, оформленным, если брови не привести в порядок.

Мы стали экспериментировать, потому что и сами ничего не знали о бровях. Это была вторая волна понимания, что важно сделать в выбранном направлении. Поскольку мы с Наташей сестры, мы много разговариваем, и многие вещи открываются во время обсуждений: что брови у женщин неприкрытые, неухоженные, никому не нужные. Косметологи щипают их как попало между процедурами. Стандартов нет. А чаще всего все щипают брови дома, сами, как умеют. Мы подняли массу литературы, изучали статьи на итальянском, английском, на русском, читали переводные с японского языка, но чаще всего информация в них повторялась в разных вариантах.

Попытки пойти учиться в России были смехотворны, потому что все обучение сводилось к правилам: правую бровь мы щипаем вправо, левую бровь щипаем влево. Говорили нам и про овал лица. Но все это не работает: нет идеальных овалов, есть смешанные типы, а брови смешанными быть не могут. По крупинкам складывалось понимание, что индустрии нет, а брови есть у всех. И еще одно: что брови есть у всех, а толку от них нет. 

Известность 

Ирина: Так мы плотно решили заняться дизайном взгляда. А когда стали открывать первые салоны и набирать людей, столкнулись с колоссальной проблемой. Главным необходимым навыком было умение наращивать ресницы, очень тонкая работа. Найти хорошего специалиста и сейчас очень тяжело, а в те времена — и подавно. Когда стали тестировать людей, к нам за три месяца пришло почти 100 девочек. Но все без толку. На собеседованиях мы давали девочкам очень много советов, как улучшить уровень их работ. «Вам нужно преподавать, ведь вы так хорошо рассказываете, так хорошо доносите», — говорили они. Тогда щелкнул третий «клик» в голове, и мы создали собственную программу обучения, первую, еще сырую, хотя тогда казалось, что она включает весь спектр знаний. Получился полноценный однодневный курс по бровям и по ресницам, и, раз уж брови были совсем забыты всеми, мы назвали его, как нам показалось, очень удачно, «Архитектура бровей». Когда прочли первый курс, начался страшный бум. Каким-то образом о нас стали узнавать, рекомендовать другим, и мы объездили всю Россию с турами по бровям, одновременно заряжая людей этой энергией, говоря, как это важно.

Мы выпускали людей, которые были ориентированы только на то, чтобы создавать красивый дизайн взгляда, с пониманием: я могу заниматься только этим от и до и зарабатывать, а не делать брови дополнительно к волосам и ногтям. Мы несли эту культуру, рассказывая, что архитектура бровей — это не пощипать и не покрасить. Архитектура бровей — это полный анализ лица, психологический подход к женщине. Что, для того чтобы сделать правильные брови, нужно понять, кто твой клиент: интроверт, тихая домохозяйка, или бизнес-вумен. Для женщин с одинаковыми типами лица, в зависимости от их характера, нужны совершенно разные брови. Так курс стал своеобразным культом бровей, потому что мы подошли к этой идее очень серьезно. И вот заряженные люди побежали в массы, крича о том, что брови — это важно, параллельно рассказывая о нас. 

Академия

Ирина: На сегодняшний день в Академии дизайна взгляда Lash&Brow 29 курсов, которые касаются только бровей и ресниц. Первоначальные знания о бровях дает 2-дневный базовый курс «Архитектура бровей», затем еще 2 дня идет углубленный курс, дающий дополнительные знания действующим мастерам, уже столкнувшимся с разными сложностями в работе с клиентами. У нас есть курсы по колористике, микроблейдингу, это ручные техники по татуажу бровей. Есть огромное количество курсов по ресницам: работа с натуральными ресницами, ламинирование, биолифтинг, наращивание. Но основным направлением остаются брови.

Сначала мы с Наташей читали курсы по всей России до самого Магадана, потом о нас узнали за границей. И тогда, осознав, что вышли на другой уровень, мы открыли собственную академию в Москве, наш первый офис, где читали курсы. Затем поняли, что выпускаем не приспособленных мастеров. Они хотят делать брови, но им нечем работать. У них нет профессиональных пинцетов, карандашей, разметочных инструментов. И на рынке ничего этого тоже не было. Если взять рынок 6-7 лет назад, то, заходя в крупный магазин и спрашивая у консультантов, что есть для бровей, можно было рассчитывать лишь на три (!) палетки. 

Наталья: И они бегали из угла в угол, не зная, что предложить. ирина: Популярные бренды тогда вообще не придавали значения бровям и практически ничего не выпускали. Чтобы наши студенты, выпускники и мастера были подготовлены к работе, мы понемногу стали выпускать собственные продукты, пинцеты, косметику, и мало-помалу у нас появилось пять собственных брендов, популярных среди профессионалов. А компания выросла из Академии, в которой было два тренера — я и Наташа, в сеть 

обучающих центров из 15 филиалов, последний недавно открылся в Майами, и это франшиза. Из зарубежных стран у нас есть филиалы в Украине, Беларуси, Америке. Сейчас рассматриваются Германия и Австралия. Обучали мы даже в Новой Зеландии, не поверите! География наших тренингов — очень широкая. Наши тренинги читали уже и на английском языке. Люди, очарованные нашей продукцией, курсами, до сих пор с нами на связи, открывают собственные brow-бары. Сейчас мы обычная компания: производим, продаем, дистрибутируем продукцию. В Москве расположены Академия дизайна взгляда и второй офис, занимающийся реализацией продукции. Число сотрудников в московском офисе — 60 человек. 

Структура компании, управление, персонал 

Ирина: Когда мы только начали расти, в компании была совсем домашняя атмосфера, подобно тому как у каждого есть свой характер, свои методы управления семьей, собственной жизнью. Поскольку мы с Наташей родные сестры, у нас очень близкое восприятие семейственности и отношение к жизни. У нас добрые отношения между собой, мы обе — в счастливом браке, поэтому, когда строили компанию, акцент сделали на дружеские отношения в нашем коллективе. Потому что работа стала для нас продолжением отношений в семье. Когда мы набирали в компанию первых девочек, то, если не складывались с кем-то отношения, они уходили, наши по духу люди приживались.

Так мы росли до первых человек 10-15, а потом столкнулись с ситуацией, когда появилась масса биз нес-процессов и функций, которые нужно было делить. Если раньше мы все делали вместе, как в семье: кто-то делает одно, кто-то — другое, и все получалось, то настал момент, когда пришлось нанимать людей с рынка, не по личным качествам, не по случайности, а по резюме. С этого момента семейственность стала неуловимо сходить на нет. Остались добрые дружеские отношения, но мы поняли, что нужна четкая и понятная организационная структура по управлению компанией, и начали привлекать консультантов извне, из западных «оранжевых» компаний.

В итоге была выстроена бизнес-модель с понятными категориями сотрудников, с отделами, функционалом. Lash&Brow стала обычной компанией с понятной оргструктурой. Мы превратились из двух девочек-предпринимателей, которые горели идеями, стремились воплотить их в жизнь, в директоров-операционистов, которые ходят, задают вопросы, просят совета, участвуют в совещаниях. Но мы по сути своей не управленцы, нам не свойствен контроль, и жизнь наша в какой-то момент стала скучной рутиной. 

И когда в апреле 2017-го проходил Stand-Up-форум «Бизнес со смыслом», там мы впервые узнали, что существуют разные методы управления компаниями. Что есть крупные, сильные организации, где основатели и руководители не боятся быть собой и справляются со своей компанией. А есть такие, где даже руководителей нет. Как любой человек, не вникающий в это, мы сначала отнеслись к подобному скептически, представив свой коллектив, которым не будем управлять. Ужаснулись. Ухмыльнулись. Но поняли, что что-то надо менять с корпоративной культурой, корпоративным духом, вернуть живость, энергию, которые были на начальном этапе. С этого момента начались поиски: а что бывает? А как бывает? И эти поиски привели нас в «бирюзовый» тур по организациям США. Это было не стремлением построить «бирюзовую» компанию, а попыткой найти свой способ управления, свой баланс, историю, которая будет подходить нам с Наташей как руководителям. Мы хотим создать то место, в которое людям будет радостно приходить, место, где они станут помогать друг другу, помогать нам, захотят идти вместе в одном направлении, коммуницировать. Вот такая у нас идея.

Как совместить работу и личную жизнь 

Ирина: Вариант совмещения только один. Жить с человеком, который понимает тебя, принимает твои идеи, не сует палки в колеса. Нельзя сказать, что наши мужья как люди, работавшие топ-менеджерами в «красно-оранжевых» компаниях, поддерживают нас во всем, что касается, например, наших организационных изменений. Они привыкли управлять коллективом очень жестко, им свойствен контроль и не нравятся идеи сделать оргструктуру более горизонтальной, и мы, бывает, ссоримся на эту тему. Но это всего лишь уровень дискуссий, потому что в наших семьях есть уважение… 

Наталья: …И любовь. Добавлю от себя, что мы со своей стороны стали их подучивать, погружать в мероприятия, которые могут изменить их представления. Недавно мы все вместе сходили на экскурсию в Qiwi, и они поняли, что бывают компании «про человека». Мы попытались показать им, что мир может быть другим. А если говорить про личную жизнь и работу: для меня она не делится. Я прихожу домой и продолжаю разговаривать с мужем о работе. 

Ирина: Мой муж не любит поднимать рабочие темы дома, ведь чаще о работе говоришь, когда наболело, а не когда хочешь поделиться ра достью. Но я, правда, думаю, что работа никогда не мечтает личной жизни, если люди подходят друг другу. Если что-то мешает, работа — это лишь повод «прицепиться». Было время когда мы с Наташей не работали, а мужья наши пропадали на работе с утра до ночи. Вариантом № 1 было закатить истерику: я тебя совсем не вижу! Ты не проводишь со мной время! Что, у тебя нет времени на смску?! Но сейчас мы с Наташей сами оказались в таком режиме, когда, и вправду, нет времени на сообщение — и мужья с пониманием к этому относятся. Как и к нашим экспериментам в рамках бюджета. Они нам доверяют и стараются помогать с высоты своего менеджерского опыта. Иногда критикуют, но очень уважительно. То есть главное в семье — уважение и правильные люди рядом. 

О будущем страны

Ирина: Наверное, впервые об этом задумываюсь. Я никогда не была ярым патриотом, но в последнее время, может, из-за санкций, стала относиться уважительнее к своей стране, с большей надеждой, с большим патриотизмом. Я стала верить в свою страну, в то, что будут появляться люди — и я уже их встречала, — не безразличные не только к своим компаниям, но и к стране. Потому что в том же «бирюзовом» турне участвовали владельцы таких огромных компаний, чей бизнес был связан напрямую с политикой, государством. В этих людях столько огня! Не бизнесового, а именно доброты к нашей стране, людям, друг к другу — и я верю, что у нас в России все будет усиливаться и укрепляться. Это чувство не на чем не основано, потому что я далека от политики, но вера в нашу страну появилась. 

Наталья: Очень похожие чувства и у меня. 

Как сформировались лидерские качества 

Ирина: В нашем дуэте Наташа –- младшая сестра, я — старшая, я — экстраверт, она — интроверт, и так само собой сложилось, что я веду, и Наташа не против. Она говорит: «На сцену иди сама, я в сторонке постою». Характеризуя наши отношения, можно сказать, что я — голова, Наташа — шея. Потому что очень часто она дает направление движения или направление мыслей. Наташа — второй голос в моей голове. Поэтому ее устраивает, что роль лидера играю все-таки я в нашем коллективе. Как я стала таким лидером, сложно сказать. Я не читала никаких книг, не училась специально. Я искренне думаю, что лидерские качества, способности заряжать людей, вести их за собой даны от природы. До определенного возраста я этого не понимала. Это сейчас ясно: я могла бы стать политиком, могла — и лидером секты, в зависимости от уровня воспитания и увлечений. Но быть лидером как человеком, который ведет за собой людей в каком-то направлении, вдохновляет, заряжает, мотивирует — это дается от природы. Ведь научиться красиво говорить — можно, пройти курсы мастерства общения — можно, но внутренний огонь — либо есть, либо его нет. Мы ходи на разные форумы и конгрессы, видим разных спикеров. Все стоят на сцене, все громко говорят, но кому-то веришь, а кому-то — нет. наталья: Я думаю, экстравертам это, может, и дано, но как быть, если ты не лидер по природе? При этом я знаю, что умею вдохновить людей, — наверное, учусь этому на практике, из разных источников: из книг, форумов, личного опыта. Все это копится во мне — и из года в год я становлюсь все опытнее и увереннее в себе. 

Ирина: Раньше Наташа очень стеснялась говорить публично. Она до сих пор не любит выступать на больших мероприятиях. 

Наталья: Потому что есть ты (смеется).

Ирина: Но Наташа — прекрасный мотиватор. 

Планы на следующий год 

Ирина: Сегодня появилось много товаров и услуг, связанного с этой индустрией. Крупные компании стали производить линейки продукции для бровей, есть огромное количество brow-баров, которые продолжают непрерывно открываться. И часто люди говорят: вы слышали, вы знаете, вот там открылась сеть brow-баров… Так вот мы — та платформа, на которой стоит вся эта brow-инду стрия, потому что эти специалисты вышли из нашей Академии, школы открыли либо наши ученики, либо ученики наших учеников, brow-бары, студии по бровям открывают наши ученики и клиенты. И 90% любых известных личностей, сетевых историй или продуктов — это все так или иначе связано с нами.

Нас, может быть, не так видно и в сети, когда ищешь информацию о бровях, высыпается множество маленьких ярких звездочек. А мы — основание, на котором стоит индустрия, наша задача — глобальнее: не светиться и поблескивать на макушке, а быть платформой, устойчивым, прочным фундаментом. У нас грандиозные планы, мы выходим на международные выставки, дважды были в Гонконге, где в последний раз представили два стенда, выставляемся в Дубае, в Италии следующей весной, как раз во время форума «Бизнес со смыслом — 2018», у нас дистрибуция по всему миру. Мы открыли представительство в Майами и в Австралии оно тоже появится. Сейчас плотно занимаемся проектом по созданию международной профессиональной ассоциации. 

Наталья: Мы докажем всему миру, что мы лучшие!

0 90

Email-рассылка

Раз в неделю мы рассылаем самые интересные и полезные статьи для вашего бизнеса!

Комментарии (0) Оставить комментарий

Еженедельный email-журнал
для лидеров организаций будущего
«Бизнес со смыслом»

Подробнее о журнале