Владимир Захаров и его живые куклы

0 216
Один за всех

На входе зрителей встречает бабушка. Она вяжет, поет, травит байки, указывает, где можно раздеться. Бабушка деревянная и полностью автоматизированная. Нет, постойте, живая. Живой здесь и Коля Шторкин. Он объявляет звонки и открывает занавес. Творческая история Коли печальна. Он провалил кастинг на роль Маленького принца. Но в театре все же остался.

Живые куклы Владимира Захарова стали популярными задолго до появления театра «2+КУ». Они работали билетерами, рекламировали шляпки в магазине, они разъехались по всему миру. У каждой свой характер, нрав, но все они, вышедшие из-под резца одного автора, говорящие его голосом, ожившие благодаря его таланту и техническим знаниям, кажутся похожими друг на друга. У Захарова свой неповторимый стиль. Он и в эстетике, и в сюжетах, и в текстах.

Все его куклы исключительно деревянные. Впрочем, в театре почти все из дерева. И этому тоже есть простое объяснение.

 - Театр ведь должен зрителя растормошить - говорит Владимир. - Я хочу, чтобы все: образы, текст, музыка, стихи делали человека восприимчивым. Природные материалы в этом помогают. Формы, опять же, округлые. Корнепластика, веткопластика расслабляют, делают людей доверчивыми, мягкими. Глаз же не дурак. На острых углах и формах он напрягается. А у меня отдыхает. Поэтому здесь так много необработанного дерева, плавных линий. Люди приходят и думают, что им хорошо, потому, что спектакль понравился. А на самом деле все начинается еще с запаха дерева.

 - Как так случилось, что гениальный кибернетик стал гениальным театралом?

- Я по образования кибернетик, а занимался робототехникой. В 80-х работал в НИИ технологии машиностроения, занимался разработкой транспортного робота. Кроме этого автоматизировал процессы на Кирпичном заводе и Гормолзаводе, разбирался с системой управления станков ЧПУ. В то же время я уже всерьез заинтересовался театром. По вечерам делал для кукольного театра «Скоморох» декорации к спектаклю по роману «Мастер и Маргарита». Это был такой буфет-МАССОЛИТ, полностью роботизированный, там куклы жили своей особой жизнью. Я над ним работал целый год. За три месяца до премьеры понял, что ничего не успеваю. И тут мне в руки совершенно случайно попал годовой отчет института. Мне стало очень грустно. Потому что 800 человек... Им, конечно, очень интересно работать. Они все такие серьезные люди. А результата нет. Но им всем интересно...В общем, я понял, что больше не хочу заниматься тем, что красиво только на бумаге. В театре то, что я делаю, я знаю, будет смотреть много людей. Вывод очевиден. Мое увольнение решалось на уровне горкома партии. Чтобы меня одного заменить, им потом пришлось создавать группу из 14 человек, но все равно ничего не вышло.

 - Свой театр тоже не сразу появился?

- Я несколько лет работал в «Скоморохе». Там нашел способ сделать у кукол поворотное веко и они сразу стали эмоциональными. Там же придумал свою куклу на запястье (туловище крепится на кисти так, чтобы указательный и средний пальцы руки актёра стали «ногами» куклы, управление головой осуществляется другой рукой - прим. ред.). Но там моя идея показалась неинтересной. Тогда я забрал куклу и ушел делать свой театр. Сочинил как бы французскую народную сказку «Жан из стручка» и стал с ней выступать. У меня, кстати, потом французы спрашивали оригинал текста. Ну что я мог им сказать? Текст мой. Несколько лет я с женой, куклами и четырьмя постановками катался по миру, показывал спектакли. Много где побывал.

IMG_3191.JPG

 - В какой стране вам было приятнее всего работать, где могли бы жить?

- Жить - нигде. Я языков не знаю, я на итальянском разговариваю, провожу мастер-классы, даже спектакль один играл. Но это не то, не могу передать нюансы. Я русский, мне нужен язык.

Самый крутой зритель - это французы. Это глубина культуры, во всем. В виноделии в сыроварении. За что бы французы ни брались, они это делают с очень глубоким пониманием всего. Тоже относится к искусству. Они могут приехать специально ко мне. Однажды среди недели приехали, постучались, рассказали, что только ради моего театра сюда добирались. Ну что, я поставил декорации и сыграл им спектакль.

 Иногда Владимир зарабатывал тем, что изготавливал кукол на заказ в разные уголки мира. Даже вырезал подсвечники и сдавал в магазин под реализацию. Но от идеи театра он никогда не отступал. Образ сундука со сказками пришел к нему давно, когда он трудился в маленькой тесной мастерской. Теперь его мастерская находится в театре. В будни - это стол с инструментами, заготовками, деталями, а в выходные он чудесным образом превращается в сцену. Здесь нет пространства между зрителем и актером. До первого ряда не больше метра. Чаще всего люди сидят и на полу, и на лестнице, стоят на балкончике и в проходе. Здесь даже есть стопка мягких подушек для тех, кому не хватило места на сиденьях. Чтобы попасть на представление, прийти нужно хотя бы за час, иначе просто не будет мест. Этого часа обычно бывает мало, чтобы насладиться чудесами антуража. Можно скоротать время за чашкой чая на веранде перед огнем настоящей печи. Если зал полон, Владимир не станет ждать назначенного времени, а просто начнет сказку раньше. Бывает, вместо трех играет по четыре и даже пять представлений в день. Слишком уж большая очередь остается на улице. Он не продает и не бронирует билеты заранее. У него, кстати, вообще нет билетов. На входе висит мешок, и говорящая кукла предлагает положить туда «сколько не жалко». Формально лежат карточки номиналом 200, 300 и 500 рублей, которые можно взять вместо билета, но никто не настаивает именно на такой оплате. Сколько стоит искусство, здесь зритель решает сам.

 - Люди достаточно оценивают. Вот, например, у меня в буфете все бесплатно. Но для тех, кто сильно просил, я повесил там мешок для денег. Так в него накладывают в три раза больше, чем я трачу на эти угощения. Потому что людей подкупает доверие, щедрость. У меня сейчас есть ученица, она играет всего один спектакль, а зарабатывает в четыре раза больше, чем ее друг программист. Потому что люди, когда попадают в этот антураж, в эту систему, где тебе полностью доверяют, никто не подсматривает, сколько ты денег положил и какой билет взял, они становятся щедрее что ли. Я просто чувствую, что так правильно. 


 - Как все успеваете?

- Да я все и не успеваю. В понедельник у меня выходной, как во всех театрах мира. С пятницы по воскресенье спектакли. В будни делаю то, что нужно делать. Надо куклу делать, чинить, в театре убраться, вчера вот дрова привезли, весь день складывал.

 - «2+КУ» - театр уникальный во всех отношениях: стиль и механика кукол, тексты, антураж. А для вас, все-таки, что первично - техника или творчество?

 - Первично слово. Текст для меня очень важен. Все остальное есть. Есть куклы, которые это все произнесут и сыграют так, что дух захватывает. Есть весь антураж, который позволяет получать сногсшибательный эффект, для того, чтобы все оживало. Тот самый 583-й приказ Министерства общего машиностроения, который я получил в институте, по созданию технологичного цеха с одним оператором, я выполнил. Он работает. Здесь. Кукол совершенствовать нет никаких возможностей. Дальше уже нет необходимости ничего делать из технических вещей. Есть моменты, когда приходится придумывать, как все будет двигаться, чтобы автоматизировать, но это честности. Основной упор сейчас я делаю на сценарий пьесы. А декорации у меня, наоборот, с каждым разом все проще и проще. Мне говорят: «Чьи стихи? Пастернак? Серебряный век?» Филологи из МГУ спрашивают. А это всего лишь Я. Но все это в обрамлении, которое я сделал, звучит как-то особенно. Даже если просто везу эпизод «Истории одной куклы». Коллеги кукольники не понимают, как я это звездное небо сделал. Да это указка, вон в магазине продается китайская. Но только надо к ней подойти с выдумкой. А в театре, здесь, когда все в комплексе: архитектура, мебель, куклы говорящие – это заставляет людей задуматься.

Я не делаю специально для спектакля куклу, потому что мне надо вот такую или другую. У меня есть куклы, и я под них пишу пьесы. Под актеров. Когда в театре глыбы, под них ищут материал. И у меня глыбы. Они знают, что говорить.

Я могу взять зайца сыграть «Маленького принца» без репетиции, без декораций. Просто в роли маленького принца – заяц. Это было. Там не было розы, там все было морковкой заменено.

Я когда этого зайца сделал, еще ничего не пробовал, только настроил механику и все. Сразу клип снял. Ну как снял, поставил камеру, включил и выключил. Но там такая игра подробная. Я смотрю и не верю, что это кукла. Я потом был на мультипликационной студии Татарского. Мастер говорит: видите, как он это сделал, видите! Я смотрю – и мне так печально, там мультипликаторы год тратят на мультик.

 - Для кого интереснее работать, для детей или взрослых?

- Для меня нет разницы. Как говорил мой хороший друг Володя Козловский, надо сделать так, чтобы детям было интересно, когда работаешь для взрослых, а для детей - так, чтобы было интересно родителям.

 - Что дальше?

- Дальше? Совершенствую слово. Работаю над новыми текстами. Сейчас вот задумал пьесу. Там одинокий мастер ждет, когда к нему придет достойный ученик. Это очень актуально для меня...

0 216

Email-рассылка

Раз в неделю мы рассылаем самые интересные и полезные статьи для вашего бизнеса!

Комментарии (0) Оставить комментарий

Ежемесячный email-журнал
для лидеров организаций будущего
«Бизнес со смыслом»

Подробнее о журнале

III международный форум
«Бизнес со смыслом»

17-18 марта 2018

Узнай все о спикерах,
забронируй лучшие места!

Перейти →

×